January 31st, 2021

Валери Кивельсон "Магия отчаяния. Моральная экономика колдовства в России XVII века"

Эта книга интересна по трем причинам:

  1. Это первая книга иностранного автора о русском колдовстве, которую я читаю;

  2. Эта книга рассматривает XVII век, а все книги которые я читал до этого, рассматривали XVIII век, потому что он более подробно задокументирован;

  3. В этой книге есть внятное сравнение русских и европейских колдовских процессов.

В силу низкой грамотности русского населения, в России не было разработано обширных теоретических обоснований для охоты на ведьм. Дела о колдовстве рассматривались тем же порядком, что и обычные уголовные преступления. Никто не допытывался (в буквальном смысле) летали ли подозреваемые на шабаш и совокуплялись ли там с дьяволом, от них требовалось всего лишь сообщить, кто их научил заговорам или сообщил колдовские рецепты.
Европейцы теоретически обосновали, что женщина, из-за своей слабости, легче становится жертвой тёмных сил. Быть женщиной - это почти 100% причина подвергнуться обвинениям в колдовстве. В Европе мужчины очень мало обвинялись и осуждались по делам о колдовстве. В России же 75% обвинённых в колдовстве - мужчины. И этому есть вполне материалистическое обоснование - в основном мужчины практиковали "странствующие" профессии - солдаты, торговцы, и т.п. В путешествиях у них было больше возможностей общаться и набираться знаний, в том числе, и запретных.
Женщины находились в несколько ущемлённом состоянии, по отношению к мужчинам, но всё общество находилось в сложной иерархии подчинения по социальному статусу, богатству, возрасту, и пол - это лишь незначительный элемент. Мы часто слышим, что по "Домострою" муж должен бить жену, а также нерадивых сыновей и слуг, но  (менее известный факт) и жена может бить всех, кроме мужа. Например, в книге упоминается скандальная женщина и её не менее скандальный муж. В Европе в колдовстве подозревали бы только её, а в России - обоих.
В России XVII века не то что не писали теоретических книг по ловле колдунов, но и вообще не любили больно умных. В Европе наличие неких академических знаний могло служить оправданием от обвинений в колдовстве, в России даже обладание клочком бумаги вызывало подозрение, а если на этом клочке что-то написано - то и расследование. Например, было проведено полномасштабное расследование из-за того, что у воеводы(!) был обнаружен бумажный кулёчек с анисовым семенем, на котором было написано "анис". Воевода использовал эти семена для освежения дыхания и попал под суд.
Также описывается дело грамотного крепостного, который сперва выписал себе фальшивую вольную, перебрался в Москву, написал себе фальшивую должность, но втянулся в кружок любителей оккультных текстов, где его и повязали.
В тогдашнем обществе был велик градус насилия - мужья били жён, хозяева били холопов. Но при этом и официально, и неофициально было чёткое понимание, что есть демонстрация власти, что как бы можно и нужно, а есть преступление, истязание ради истязания. И если вышестоящий член общества обвинял в колдовстве нижестоящего, была велика вероятность, что вышестоящий как-то обидел нижестоящего, переступил грань, и понимал это.
Например, некий землевладелец обвинил свою крепостную в колдовстве. Но в ходе следствия открылись потрясающие факты. Этот землевладелец каким-то образом залучил к себе семейную пару, мужа унижал, а жену насиловал. Удивительно кстати скончалась сперва жена землевладельца, а потом - муж крепостной. А потом ещё выяснилось, что женщина и не крепостная вовсе. Для неё в итоге всё кончилось хорошо, а что с её мучителем я не понял, кроме того, что он не являлся в суд. Но это в принципе проблема упоминаемых архивных дел (не только в этой книге) - у них часто отсутствует финал.
У Валери Кивельсон есть небольшая глава про кликуш, но она на этом подробно не останавливается. Как я понял, она кликушество считает неким стрессовым женским порывом. Мужчина мог сходить в дальный храм, поклониться святыням, это на него действовало благотворно, а женщина была привязана к дому и могла только сквернословить в храме, если уж совсем прижимало.
И вот такой интересный момент для любителей традиционных ценностей - в XVII веке в России самый последний холоп мог претендовать на справедливое рассмотрение своего дела в суде. Конечно, мы не знаем, сколько дел дошло до суда, ещё в судебном процессе частенько использовались пытки, но (сюрприз!) насиловать холопок было нельзя.
Ещё в итоге судебного процесса бывало, что с человека брали письменное обязательство, например, не бить жену, но не написано, как наказывалось нарушение этого обязательства.
Книга очень интересная, категорически рекомендую.

Список литературы по теме в моём ЖЖ:

  1. Антоновичъ В. Б. "Колдовство. Документы — процессы — изслѣдованіе" (1877)

  2. А. Лавров "Колдовство и религия в России 1700-1740 гг"

  3. Татьяна Михайлова "От колдуна до шарлатана".

  4. Смилянская Е.Б. "Волшебники. Богохульники. Еретики."